Укрощение строптивой немки


Тайваньская компания BenQ с трудом переваривает подразделение мобильных телефонов германской Siemens.
Козыри китайцев — семнадцатилетние работницы с мизерной зарплатой, быстрота,
готовность ошибаться и… страсть
Сергей Скрипников, Эксперт-Украина

Медленно движемся по широкому коридору завода: бесконечная квадратная жерловина из стекла и пластика шагов через сто обрывается поворотом. В коридоре тихо и никого нет, но все равно не оставляет ощущение какой-то внутренней неуютности. Будто нигде не спрятаться от тайных всевидящих глаз. Это со всех сторон смотрят на нас угрюмые рожи агитплакатов. Кто-то судорожно запихивает бутылку с кока-колой в сумку — это плакат слева ярко-красной запретной чертой словно шепчет в ухо: «Нельзя!». Руки невольно тянутся заправить в штаны по-ковбойски распущенную рубаху — другой плакат справа все той же жирной красной линией требует порядка на производстве. Серия агиток сменяется доской с фотографиями передовиков в лучших традициях советских стенгазет. Даже лица какие-то неулыбчивые.

Из коридора тихонько ныряю «на инспекцию» в туалет — один умудренный опытом консультант по менеджменту учил, что нет лучшего способа понять, что у людей в голове. Белые стены, блестящий кафель, чистота и порядок. Смущает только одно: маленький плакатик на стене «Наш дух — это Дисциплина, Продуктивность, Соревновательность, Исполнительность». Очень уж оруэлловская действительность.

Но мрачная картина мгновенно обретает яркие краски, когда издалека вдруг слышится совсем еще детский смех. Это стайка девочек, держась за ручки, летит нам навстречу. Завидев толпу иностранцев, они умолкают, и, усевшись в сторонке на скамейку, начинают что-то щелкать в своих мобильных телефончиках. Так, по-детски наивно игнорируя все запреты и установления (ходить строем, не шуметь, не играть с телефонами и прочее), порхают по заводу тайваньской компании BenQ в провинции Сучжоу семнадцати- и восемнадцатилетние китайские девочки. Именно они создают здесь для всего мира продукты высокого хай-тека: жидкокристаллические панели, компьютерные комплектующие и мобильные телефоны.

Наше внимание тайваньская BenQ Group привлекла не случайно: нынешнее положение дел в компании кажется плачевным. Корпорация, которая еще пару лет назад исправно показывала прибыль, сегодня рапортует об убытках и все чаще фигурирует в газетных заголовках как потенциальный продавец активов. Вот и на прошлой неделе в прессу просочились слухи о том, что BenQ собирается продать свою последнюю в Германии фабрику по производству мобильных телефонов. Эксперты рынка не сомневаются, что все проблемы начались в тот день, когда компания решила купить убыточное подразделение Siemens по производству сотовых телефонов. Но китайцы, несмотря на все свои злоключения, полны оптимизма. Невесту из Германии они намерены перевоспитать. Как и девочек на заводе, их ничуть не смущают любые противоречия, а время для них то сжимается в пружину мгновения, то растягивается в вечность. Вот сейчас они как будто никуда не торопятся и, пожимая плечами, уверяют, что переварить немецкое наследство для них лишь дело времени.

Азиатам на продажу

Продавать свои убыточные телефонные производства у европейских компаний уже вошло в привычку, так что немецкий концерн Siemens, объявивший весной прошлого года о готовящейся сделке, громкой сенсации не наделал. Еще в 2001-м усилия в производстве мобильных трубок успешно объединили японская компания Sony и давно тяготившийся своим мобильным производством шведский концерн Ericsson. Сделка оказалась более чем удачной: объединенной компании удалось революционно сменить подход шведов к дизайну, сделав его одним из главных коньков обновленного бренда. В 2004 году по тому же пути пошла французская Alcatel, передавшая свой бизнес по производству телефонов китайской компании TCL. Поначалу стороны создали совместное предприятие (СП): Alcatel вложила 53 млн долларов, а TCL — 65 млн, но надежды Alcatel на то, что оно поможет встать на ноги мобильному подразделению, не оправдались. В 2004-м компания TCL&Alcatel потеряла 33 млн долларов, после чего Alcatel свою долю в СП продала. Сделка Siemens с BenQ ценой в 350 млн долларов, официально заключенная в сентябре прошлого года, стала в этой цепочке еще одним звеном. Но давать прогнозы скорого излечения BenQ Mobile эксперты остерегались. Слишком много «но» было в этой сделке. Так, тайваньцы согласились оставить головной офис подразделения в Мюнхене и не сокращать шеститысячный персонал. Причины на то были политические: экономика Германии стагнирует, в стране бушует безработица, традиционно сильные немецкие профсоюзы удерживают высокие зарплаты, а увольнения, да еще со стороны такого крупного работодателя, как компания Siemens, могли бы привести к социальному взрыву.

Однако звучали мысли и о том, что у BenQ уже есть опыт подъема с нуля после потери сильного бренда. Дело в том, что BenQ Group — один из трех больших осколков тайваньского гиганта Acer Group, разделенного в 2001 году. Wistron Group тогда достались заводы, выполняющие OEM-заказы крупных мировых корпораций. К Acer Group перешло производство ноутбуков, персональных компьютеров, серверов, мониторов и проекторов, а к BenQ Group — выпуск проекторов, жидкокристаллических панелей, оптических приводов и сканеров. По официальной версии, крупные американские OEM-заказчики стали все сильнее ощущать давление Acer на рынке готовой продукции и все неохотнее брать комплектующие тайваньской компании. Поэтому бизнес решено было разделить, выделив контрактное производство в отдельную компанию и дистанцировав ее от бренда Acer. Однако ходят слухи, что отец-основатель компании Стен Ши, когда-то торговавший гусиными яйцами, арбузными семечками и лотерейными билетами, просто поделил компанию между своими ближайшими соратниками. Остается одна только деталь, которая заметно меняет представление о BenQ: бренд Acer, скорее всего, не случайно достался именно той дочке, которой передали самый проблемный кусок бизнеса. По-видимому, это было сделано, чтобы раздел компании выглядел хотя бы частично справедливым: BenQ достались наиболее успешные из направлений тогдашней корпорации Acer.

Теперь BenQ переваривает немецкую компанию. Однако последние новости из штаб-квартиры BenQ в Тайване отнюдь не позитивные. Если в 2003–2004 годах компания показывала растущую прибыль — около 230 млн долларов, то уже по результатам 2005-го убытки составили свыше 160 млн долларов, и это всего четыре месяца спустя после сделки с немцами. За прошедший год котировки компании упали более чем на 40%, хотя фондовый индекс Тайваньской биржи вырос на 5%. И все это несмотря на то, что квартальный оборот компании после покупки Siemens Mobile вырос почти вдвое — на 42% в четвертом квартале 2005-го. Однако, как и у Siemens, продажи мобильного подразделения у BenQ Mobile падают: по результатам первого квартала этого года, снижение доходов превысило 200 млн долларов. Стабилизировалось положение к лету, зато по итогам первых шести месяцев 2006-го компания потерпела убытков более чем на 230 млн долларов. Так, по данным исследовательской группы Gartner, на момент покупки Siemens Mobile (по итогам третьего квартала прошлого года) доля Siemens на мировом рынке составляла 4,6%. По результатам первого квартала 2006-го она упала до 3,5%, а по итогам второго — до 3,2%. Все это заставило аналитиков говорить о необходимости перемен в компании, в частности, об избавлении от производственных площадей в Германии и на Тайване.

Но сухие цифры в этом случае мало что говорят. Когда находишься в технопарке Сучжоу в центре Китая, пессимистический настрой быстро улетучивается.

Die Ordnung в китайском разрезе

Делать, как сказано, и соблюдать строгий порядок — оказывается, вполне в китайском духе. Вообще три основы миропорядка в BenQ — поиски превосходства, прагматизм и социальная ответственность. Эти ценности вполне могли бы украсить и производственные помещения Siemens. Однако помимо трудолюбия и любви к порядку китайцам присуща еще и безграничная креативность, помноженная на художественный талант. Руководитель завода говорит, что для своей фабрики они специально выбрали технопарк Сучжоу, а не Шеньчжень, поскольку именно в Сучжоу издавна процветал старинный промысел какого-то искусного рисования, а люди здесь — все сплошь скрытые таланты. Китайцы говорят с нами по-английски, и потому в их речах то и дело мелькает слово «passion» — страсть. По их словам, страсть и талант — вот что отличает жителей Сучжоу. Они даже приводят в пример старинную китайскую поговорку, речь в которой идет про район, объединяющий два древних города — Сучжоу и Наньчжоу: «There is a heaven up in the sky and Suhao down on the Earth». Перевести ее практически невозможно, но суть поговорки в том, что Сухао — это отражение небес на земле, то есть место, где творят великие таланты. Глядя на организацию производственного процесса на фабрике, трудно предположить, что здесь вообще нужны таланты, да еще художественные. Конвейерная модель соковыжимания в BenQ возбудила бы даже самого старика Форда!

Китайцы любят находить «непостоянное в постоянном», поэтому подписание контракта для них лишь повод к дальнейшим переговорам

Сотни девочек на конвейерных линиях невозмутимо держат в руках паяльники и продолжают работать даже под вспышками фотокамер. С виду они совсем еще маленькие. Но китайцы говорят, что на заводе трудятся девушки от семнадцати до двадцати. Их средняя зарплата — около тысячи юаней, это примерно сто двадцать долларов в месяц. Работа на BenQ считается в Сучжоу очень престижной, от желающих устроиться на завод нет отбоя. Живут девушки также в технопарке: неподалеку от фабрики расположены заводские общежития. Мы интересуемся, почему китайцы нанимают создавать хай-тек-продукты совсем еще детей, да к тому же девушек.

Руководители завода обстоятельно рассказывают, что девушки работают по десять часов в сутки, и за это время внимание, тщательность, кропотливость работы, которых требует высокотехнологичное производство, у любого нормального человека заметно падают. Но у девушек они изначально несколько выше, а сами они выносливее, поэтому эффективность их труда за смену падает в меньшей степени. С возрастом внимание притупляется, да и девушки начинают требовать больших зарплат, поэтому их отпускают «на волю». Китайцы, конечно, недоговаривают, но очевидно, что нанять хоть десять тысяч таких семнадцатилетних девчонок в Сучжоу с населением почти десять миллионов человек им не составит никакого труда.

Причем раньше девушки работали семь дней в неделю, но некоторое время назад в Китае разразился энергетический кризис, и рабочую неделю скостили до пяти дней. КНР тогда не успевала вводить генерирующие мощности для растущего числа производств, надо было экономить электричество, но, как рассказывают заводчане, сейчас кризис в прошлом, а пятидневная неделя так и осталась. В BenQ производство позволяет сохранять и наращивать их система управления: по-английски она звучит как Total Productive Management, или система тотально эффективного производства. Китайцы выстраивают его по всем канонам классического управления — как непрерывный процесс. Над большинством рабочих мест висят специальные экранчики с четырьмя цифрами. Цифры — это индикаторы производственного процесса. Первая — рассчитывается на каждый день с учетом множества параметров — это индикатор плана на смену. Вторая — показывает, сколько единиц продукции необходимо произвести на текущую минуту смены, чтобы выполнить полный план. Третья — сколько произведено на данный момент. Четвертая — разница между поминутным планом и фактической выработкой. На вопрос: если у вас такое тотально эффективное производство, то почему так много отрицательных показателей в четвертом индикаторе? — китайцы отвечают, не теряясь: «Поставщики часто подводят, — усмехается один из наших провожатых. — Вот и не успевают девочки».

Мы снова обретаем страсть

На любви к порядку ментальные совпадения между немецким и китайским подходами заканчиваются. Дальше идут различия. Вот что рассказывает нам Штефан — представитель немецкого офиса BenQ Mobile. Встречаются три дизайнера: два немца из Siemens и один китаец из BenQ. Задача встречи — определиться с дизайном новой модели. Немцы, как обычно, начинают с анализа. Двадцать-тридцать слайдов с основными трендами — последние формы, модные материалы, целевая аудитория. И на втором часу выступления резюмируют: чтобы получить такой-то результат, нужно сделать так-то, вариантов выбора столько-то, критерии выбора такие-то, осталось всего ничего — принять рациональное решение. Встает китаец. Ставит свою презентацию. Всего три слайда. Первый: наша главная проблема — задержка выпуска новых моделей. Второй: новая модель должна быть такой-то. Третий: срок выхода модели на рынок такой-то. Немцы в шоке: как, а где же анализ?! Китаец отвечает: вы со своим анализом уже довели компанию до пшика, так что давайте делать, как я сказал.

«Знаете, я как-то наблюдал, как водят машину китайцы и как водят немцы, — это же две огромные разницы! Немец за рулем всегда будет ехать так, как предписано правилами, а китаец — как позволяет обстановка на дороге», — восклицает исполнительный вице-президент BenQ Group Джерри Вонг. С завода мы переместились в тайваньскую штаб-квартиру компании в центре Тайпея и снова беседуем о перспективах BenQ Mobile.

Более получаса Вонг с обстоятельным занудством рассказывает про то, какие телефоны собирается выпустить BenQ Mobile на рынок, чтобы вернуть доверие покупателей, про революционный дизайн BenQ, про многочисленные награды и достижения, про идущее полным ходом сокращение издержек и прочее. Глаза невольно слипаются, обещая сладкое забвение в объятиях Морфея. Но стоило задать вице-президенту вопрос о проблемах слияния с немцами, о культурных различиях и манере вести бизнес, как он заметно оживился. Руки тайваньского управленца обрели энергию, замелькали жесты, а в глазах засверкал огонь. Сон как рукой сняло. Я тотчас задаю давно заготовленный вопрос: почему китайцы все время говорят про свой прагматизм и расчет, но при этом в их речах то и дело мелькает слово «passion»? Как можно совместить страсть и расчет?

«В любой организации, — отвечает Вонг, — всегда должна присутствовать страсть, иначе ее бренд окажется безжизненным. С давних пор отличительными чертами Siemens были строгий контроль, рациональность, структурированность, системная организация. Это очень позитивные черты, но любой компании, которая работает в такой среде, всегда будет не хватать динамизма. А динамизм — это одна из характерных черт творчества и даже больше — страсти как таковой. Немцы из Siemens привыкли жить по заведенному порядку, но глубоко внутри они неистово кричат: мы хотим сделать что-то другое! Никто не захочет прожить всю жизнь в условиях тотального прагматизма. Мы, китайцы, считаем себя очень креативными, но мы не смогли бы добиться успеха, не будь мы при этом прагматичными. Наш прагматизм другого рода: мы занимаемся творчеством, но всегда помним о том, что наши идеи нужно доводить до конца. Кроме того, надо уметь чувствовать, что важно, а что нет, вычленять из беспорядка различных явлений ключевые. Вообще, для нас нет ничего необычного в том, чтобы соединять противоположные вещи. Мы стараемся найти гармонию между ними, а не компромисс. Безусловно, это вызов менеджменту компании, а когда есть вызов, хочется сражаться. И мы снова обретаем страсть. Есть страсть, желание сражаться — появляются новые идеи, нет страсти, нет предчувствия схватки — нет идей.

Ребятам из Siemens всегда было свойственно желание избежать ошибки. Мы же в первую очередь нацелены на риск, на игру, их ценой может быть большая победа. Немцы, прежде чем что-то сделать, хотят быть на сто процентов уверены, что победа останется за ними. Китайцы готовы сражаться, если на их стороне хотя бы сорокапроцентная вероятность успеха. Сейчас я говорю немцам: у вас есть семидесятипроцентный шанс на успех, в бой! (Удар по столу.) Им очень сложно перестроиться, но мы говорим: в бой! Не ждите, пока будете уверены на все сто. В бой! (Стучит по столу рукой в такт своим словам.)

Здесь, в BenQ, мы говорим (и на каждое слово ударяет кулаком по столу): побуждайте (удар) людей (удар) делать (удар) ошибки (удар)! Потому что, впоследствии изучая, как мы пришли к той или иной ошибке, мы будем избегать их в будущем! Мы потом обсудим каждую ошибку. Ты совершил ошибку? Ну что ж, бывает! Изучи, почему так произошло, и не повторяй больше! Но не избегай риска в других ситуациях».

Известный исследователь китайской науки управления Владимир Малявин уже не раз отмечал в своих работах эту особенность китайского менталитета. Одна из важнейших черт китайского мироощущения — чувство времени, момента. Китайский мир «живет тысячью превращений», в нем нет ничего неизменного, а потому китаец должен уметь различать эти перемены, следовать им, но быть всегда на шаг впереди. Поэтому неудивительно, что китайские чиновники и бизнесмены сплошь и рядом трактуют законы и установления как им заблагорассудится, находя «непостоянное в постоянном» и гибко подстраиваясь под любые условия среды. Так, для китайцев подписание контракта лишь повод для дальнейших переговоров, в то время как во всем мире — это сигнал к их окончанию. Малявин также рассказывает об одном из секретов китайского успеха — несоответствии между внешней формой и содержанием — и приводит древнюю поговорку: «Настоящий человек — тот, кто не показывает себя, а кто показывает себя — тот ненастоящий человек».

Выпустить из душной комнаты

Джерри Вонг, похоже, знает эту поговорку не понаслышке. И хотя разговор наш состоялся еще задолго до слухов о продаже немецкого производства, обойти эту тему стороной уже тогда было невозможно. От вопроса, когда же компания начнет масштабные сокращения в Германии, Вонг несколько раз уводит разговор в сторону. И экономика страны, мол, не в лучшем положении, и издержки по зарплатам высокие — об этом не говорит только ленивый, даже новый канцлер Германии (имя Ангелы Меркель он, кстати, так и не смог вспомнить). Так что BenQ сейчас ведет активные переговоры с профсоюзами. «У нас этап активной коммуникации», — подчеркивает Джерри Вонг. Наконец, он находит-таки мысль, чтобы поделиться ею с нами. «Не нужно говорить про сокращения — ведь мы видим свою задачу иначе. Я сейчас объясню вам это, пользуясь одной китайской метафорой. Если вы посадите в этой комнате дерево, первое время оно будет расти. Но очень скоро стены начнут давить на крону и сдерживать дальнейшее развитие. Даже если за деревом потом хорошо ухаживать, оно может начать увядать. Все, что вам нужно, — вынести дерево на воздух, на простор, дать ему вдохнуть свободы. Сотрудники купленного нами подразделения Siemens были очень похожи на деревья, которые росли в тесных комнатушках. Они — одни из лучших инженеров в Германии, яркие умы, но они были скованы в своем росте. И вот представьте: мы выпускаем их из тесной и душной комнаты, и они видят солнце, ощущают ногами землю, на них словно падают освежающие капли дождя, и они понимают: да, теперь я чувствую себя свободно, я могу легко дышать, расти, меняться к чему-то новому, создавать что-то свежее, необычное», — словно живописец, завершает последним мазком свой натюрморт вице-президент. Что же намерены сделать китайцы, чтобы сохранить статус-кво, но при этом сократить расходы убыточного подразделения? Тут Джерри Вонг снова вспоминает про дизайн и начинает нахваливать фирму Siemens за то, что когда-то она была одним из лидеров в этой сфере. «За прошедшие годы компанию заметно обогнали конкуренты, дизайн стал одним из слабых мест Siemens Mobile», — с печалью резюмирует он. Так что задача тайваньской компании — вернуть утраченные позиции. Глядя на последние трубки, выпущенные уже под маркой BenQ-Siemens, не очень-то верится в эти слова. Уж слишком топорно пока делает телефоны компания BenQ Mobile в отличие от своих европейских и корейских конкурентов, всегда славившихся изысканным и стильным дизайном. Так что слова о дизайне оставим на совести китайцев. Что касается экономики, то главная цель для BenQ — удержать те рынки, которые еще оставались у Siemens Mobile в прошлом году. По данным компании IDC, одним из наиболее успешных рынков для BenQ является российский: в первом полугодии 2006-го доля компании составила на нем 15,7% (18,7% — в 2004-м, 16,6% — в 2005-м). В Западной Европе, согласно оценкам IDC, доля BenQ-Siemens гораздо ниже: 6% по итогам первого квартала 2006 года — это на 2% ниже, чем за аналогичный период 2005-го. Наконец, вторая ключевая цель — поменять состав портфолио моделей. Компания Siemens долгое время значительную часть дохода генерировала от недорогих трубок, дающих маленькую маржу, BenQ намерена изменить это соотношение в сторону более дорогих и престижных телефонов. Однако, по оценкам аналитиков компании Yuanta Core Pacific Securities, к концу года маржа BenQ Mobile все равно не превысит 20%, в то время как доходность бизнеса конкурентов уже сейчас составляет 30–35%.

Слушая обстоятельные речи Джерри Вонга, невольно хочется ему верить. Но вспоминая поговорку о «ненастоящем человеке», понимаешь: что бы сегодня ни сказал нам вице-президент компании, завтра обстановка может измениться, к примеру, иначе лягут гадальные камни в «И Цзине» — и BenQ сделает все наоборот. А слухи о возможной продаже последнего завода в Германии вполне могут оказаться правдой. Неизвестно, что было на уме у китайцев год назад, когда, дружелюбно кивая головами, они подписывали договор на покупку Siemens Mobile. Может, тогда они уже задумали перенести всю сборку в Азию, но не хотели тревожить славных партнеров из Германии и, усыпляя их бдительность, решили немного потерпеть убытки ради светлого будущего? В конце концов, никто не знает, что они имеют в виду сегодня, когда говорят «выпустить из душной комнаты на волю».

Эксперт-Украина

Где занять деньги онлайн: как быстро взять микрозайм без отказа в Украине

Читайте обзоры:

-->