Кто, когда почем купит национального оператора связи – ОАО “Укртелеком”?

Этот вопрос волнует сегодня не только журналистов. В первую очередь ответа ждут участники рынка, которым интересно, с кем придется конкурировать после завершения одной из самых крупных продаж в истории отечественной приватизации.

Во вторую — потенциальные покупатели, пытающиеся просчитать планы и шаги потенциальных конкурентов. Меньше всего, похоже, вопрос волнует высшее руководство страны — оно уже точно решило, кому будет продана компания. А также Фонд государственного имущества Украины: его роль в осуществлении сделки сводится к технической.

Кстати, вынесенный в заглавие вопрос необходимо дополнить еще двумя, не менее важными: кто продаст “Укртелеком” (будет руководить сделкой) и на каких условиях это произойдет. Естественно, точные ответы на эти вопросы сегодня дать сложно, поэтому ограничимся рядом замечаний.

Цена вопроса

Согласно официальной отчетности за 2003 год, уставный капитал ОАО “Укртелеком” составляет 4,68 млрд. грн., а общий капитал — 6,63 млрд. грн. Количество выпущенных акций — 18,72 млрд. штук. Стоимость акции при проведении льготной подписки составляла 25 коп. (уставный фонд, поделенный на количество акций); сегодня незначительная часть этих ценных бумаг торгуется на фондовом рынке приблизительно вдвое дороже.

Предложенная Фондом госимущества стартовая цена 93% акций ОАО “Криворожсталь” составила 714 млн. долл. и лишь ненамного превысила номинальную стоимость этого пакета. Номинальная стоимость подлежащих продаже на конкурсе 42,86% акций ОАО “Укртелеком” — чуть больше 378 млн. долл. Очевидно, что государство в лице ФГИУ должно было бы потребовать за пакет гораздо более высокую цену. Однако обосновывать ее придется авторитетными экспертными и аудиторскими заключениями.

Критерии, по которым это будет осуществляться, еще не определены; времени на проведение оценки тоже не особенно много. В любом случае, у потенциальных покупателей всегда останется возможность сделать собственные оценки, существенно снизив в них цену пакета. Иными словами, начнется торг.

В основу оценок можно, например, положить рыночную стоимость акций “Укртелекома”, которая, как мы уже упоминали, вдвое превышает номинальную. Тогда стоимость выставляемого на продажу пакета составит почти 800 млн. долл. Однако неясно, насколько это правомерно. Ведь на слабо развитом украинском фондовом рынке торгуются считанные проценты (если не доли процентов) акций льготной подписки и спрос на них сегодня носит очень специфический характер.

Высказанные в разное время председателем Фонда госимущества Украины Михаилом Чечетовым оценки (“например, миллиард долларов”) — сугубо потолочного свойства, они отражают лишь приблизительные ожидания политикума и общественности. Иными словами, если реально телеком будет продан дешевле 700 млн. долл., то к руководству Фонда, а то и к правительству, могут быть высказаны претензии.

Размер комиссионных, без которых, хочешь не хочешь, не проходит ни одна сделка, также будет зависеть от общей суммы. В кулуарах иногда говорят о фиксированной сумме вознаграждения для посредников, которая уже “забита” в стоимость. Но это, по большому счету, не наше дело.

Среди факторов, могущих помочь покупателю опустить стоимость пакета акций до номинальной, — те “мины замедленного действия”, которые, желая того или нет, заложили в компанию едва ли не все бывшие руководители. Это и непрозрачная кредитная история (сумма обязательств национального оператора связи даже согласно официальной отчетности приближается к стоимости выставляемого на продажу пакета). А чего стоит хотя бы выпуск облигаций годичной давности, признанный последним собранием акционеров незаконным: что делать уважаемому банку, купившему достаточно большую их часть? В общем, если пустить в компанию независимого оценщика, он может нарисовать перед потенциальными покупателями такую картину ожидающих их сюрпризов, что они не захотят покупать “Укртелеком” даже по номинальной стоимости.

Покупатель

Сегодня пока можно только анализировать шансы и возможности тех или иных потенциальных покупателей укртелекомовского пакета. (Которые, напомним, по закону должны являться давними игроками рынка телекоммуникаций.) Но даже поверхностный анализ показывает, что ни один из них самостоятельно такую сумму не потянет. Так что создание различных консорциумов под покупку “Укртелекома” более чем вероятно.

Сегодня мы в явном виде имеем один такой консорциум. Речь идет о совместном предприятии компаний “Цифровая сотовая связь Украины” (контролируемой донецкой System Capital Management) и Turkcell (принадлежащей турецкой Chukurova Group). Номинально СП создано для развития в Украине сети сотовой связи в стандарте DCS-1800 под торговой маркой DCC-GSM; планируемый объем турецких инвестиций — 400 млн. долл. За полгода с момента создания предприятие еще не предприняло серьезных шагов по развертыванию мобильной сети; по словам специалистов, под вопросом и техническая возможность реализации планов компании.

Правда, версия о том, что компания “залегла” до объявления конкурса по “Укртелекому”, также имеет слабые стороны. Турки могут не согласиться перепрофилировать СП, “променяв” перспективный мобильный проект на затратный фиксированный.

Самостоятельное участие украинских финансовых группировок в приватизации “Укртелекома” тоже выглядит маловероятным. У большинства из них (кроме SCM, “Привата” и группы Ярославского) нет интересов и опыта работы на телекоммуникационном рынке. Большинство из них (включая SCM, “Приват” и группу Ярославского) вкладывают сегодня средства в другие глобальные приватизационные проекты. Не исключено, конечно, что кто-либо из них может взять под покупку телекома кредиты. Правда, при большом объеме пассивов в виде обязательств по другим проектам такое кредитование вряд ли возможно на достаточно выгодных условиях. Можно также выступить посредником в интересах какого-либо зарубежного покупателя.

Впрочем, необходимость в посредничестве вряд ли возникнет. Скорее всего, ФГИУ не будет повторять свой “подвиг” с “Криворожсталью” и решительно отсекать зарубежных покупателей — российских и европейских.

Российские ФПГ, профессионально работающие на телекоммуникационном рынке, — “Связьинвест”, “Система” и “Альфа-Групп”. Представители каждой из них уже побывали в Киеве и провели соответствующие консультации. Финансовые возможности каждой из групп в отдельности превышают совокупные возможности украинских претендентов. По поводу перспектив их участия в приватизационном проекте можно высказать свои “за” и “против”.

У “Альфа-Групп” в Украине давние интересы и огромное количество связей. О “Связьинвесте” в России говорят как о компании, в которой имеются интересы у Владимира Путина. Зная влияние, которое российский президент умеет оказывать на своего украинского коллегу, можно говорить о больших шансах на победу. “Система” в откровенно лоббистской деятельности пока не замечена, но намерения участвовать в конкурсе ее представители высказывали.

Возможно, конкуренция этих компаний за “Укртелеком” станет продолжением их борьбы друг с другом на российском рынке. А может, и наоборот — создание некоторыми из них консорциума позволит уменьшить финансовую нагрузку на каждого участника.

Среди европейских претендентов на покупку чаще всего называют Deutsche Telekom. Однако делается это, скорее, по старой памяти — когда-то эту компанию в контексте возможной приватизации “Укртелекома” назвал Олег Шевчук еще в бытность председателем Госкомсвязи. Судя по скорости, с которой немецкий телеком избавился от сравнительно небольшого актива в потенциально гораздо более прибыльном мобильном операторе UMC, особых планов по поводу “Укртелекома” у него сейчас нет.

Чтобы привлечь на украинский рынок другие европейские телекомы, также придется постараться. Самым реальным игроком будущей приватизации остается норвежский Telenor. Компания наращивает свое присутствие в ЗАО “Киевстар”, тесно сотрудничает в телекоммуникационном бизнесе с “Альфа-Групп” (“Киевстар” и Golden Telecom), имеет выходы на руководство страны. Правда, в самом Telenor интерес к “Укртелекому” отрицают.

Нужно также отметить, что рентабельность и доходность сетей фиксированной связи во всем мире неуклонно снижается. Особенно по сравнению с аналогичными показателями мобильных сетей. На развивающихся рынках, в число которых входит и украинский, этот разрыв особенно велик. В Китае, например, фактически отказались от развития сетей проводной телефонии…

Таким образом, будущее “Укртелекома” как оператора проводной связи выглядит далеко не радужным. Если, конечно, он не рискнет превратиться в оператора беспроводной связи или в чистого поставщика услуг магистральной передачи данных. Все это порождает сомнения — а существуют ли желающие приобрести такую компанию?

Продавец

Ход приватизации “Укртелекома” не в меньшей степени будет зависеть и от того, кому непосредственно доверят руководить этим процессом. К нему же — вопросы по поводу комиссионных.

Фонд государственного имущества Украины, как показали два проведенных под его руководством собрания акционеров ОАО “Укртелеком”, играет в приватизации лишь техническую роль. Его задача — озвучить условия, вскрыть конверты, назвать имя победителя. Конечно, никто не тянул за язык Чечетова называть не очень реальные суммы сделки. Правда, он всегда может сказать, что имел в виду стоимость компании в целом, а не 42,86-процентного пакета. Двойная разница между номинальной и рыночной ценой акции сегодня позволяет это сделать.

Госкомсвязи, который при Станиславе Довгом называли “Госкомукртелеком” за сверхопеку над национальным оператором, сегодня фактически отстранен от влияния на процесс. Олег Яценко, также близкий к семье Президента, по каким-то причинам не оправдал доверия. По некоторым данным — из-за того, что стремился сохранить влияние на “Укртелеком” “команды Довгого” (в части сохранения прежнего регистратора ему это удалось). В результате Госкомсвязи проиграл битву за влияние на “Укртелеком” наблюдательному совету во главе с Сергеем Левочкиным. У руководителей отрасли даже отобрали числящиеся на “Утеле” дорогие иномарки.

Несомненно, сейчас одним из основных центров влияния на “Укртелеком” является Левочкин. А его однокурсник по нархозу и давний деловой партнер Артем Ершов этой зимой назначен заместителем председателя правления ОАО по управлению корпоративными правами — т.е. куратором предприватизационной подготовки изнутри “Укртелекома”.

Другая группа влияния связана с Юрием Тумановым, председателем совета директоров “Киевстара”, представителем интересов российского бизнеса и офицером запаса ФСБ. А заодно близким родственником Президента, а также давним доверенным лицом в финансовых вопросах. С г-ном Тумановым связаны и.о. председателя правления ОАО “Укртелеком” Григорий Дзекон и выходец из “Киевстара” Сергей Цепенников, ныне заместитель председателя правления компании по финансам (именно он сегодня разбирает многослойную бухгалтерию, доставшуюся в наследство от прежних поколений менеджмента компании).

Пока между этими двумя группами, очень разными по происхождению и интересам и объединенными исключительно личностью Президента, существует определенная согласованность действий. Однако интересы в какой-то момент могут разойтись. По крайней мере, историю вывода из игры не менее близкого к Президенту Яценко и те, и другие должны помнить постоянно.

И еще: Левочкин и Туманов — люди далеко не бедные, но финансовых ресурсов, адекватных даже номинальной стоимости продаваемого пакета, нет ни у одного, ни у другого. Средства будут использоваться привлеченные, скорее всего российские. Туманова считают лицом, приближенным к “Альфа-Групп”, но, учитывая доверительные личные отношения российского и украинского президентов, а также роль сделки в обеспечении гарантий постпрезидентского будущего Леонида Даниловича, лучшим кандидатом на роль стратегического инвестора в “Укртелеком” может стать “Связьинвест”. Речь также может пойти о реинвестициях украинского капитала.

Итак, подведем некоторые итоги. Пока желание украинского руководства продать “Укртелеком” превышает стремление какого-либо стратегического инвестора его купить. С другой стороны, благоприятная конъюнктура, вроде бы сложившаяся на сегодняшний день на мировом телекоммуникационном рынке, в меньшей степени касается операторов стремительно устаревающей проводной телефонной связи. Поэтому можно понять желание руководства страны сбыть компанию как можно скорее при отсутствии реальных покупателей.

Если сделка все-таки состоится в ближайшее время, это произойдет вопреки здравому коммерческому смыслу. И будет свидетельствовать о том, что над этим самым здравым экономическим расчетом либо взяли верх политические соображения, либо вопрос решили комиссионные.

Семен Степанчиков

Лидерами новых разработок в мобильной связи являются Huawei, Qualcomm и Oppo, а POCO отделился от Xiaomi и представил в Украине POCO M3 на Snapdragon 662.

Что делать, если пульт от телевизора не работает.

-->