«Укртелеком» становится убыточным

Проект финансового плана ОАО «Укртелеком» на 2007 год, предложенный руководством компании на утверждение ее наблюдательному совету, предусматривает получение в следующем году валового дохода
в 7,79 млрд. грн. и чистого убытка в 400,5 млн. грн. В следующем году компания не планирует начисление дивидендов, однако собирается привлечь 1,025 млрд. грн. долгосрочных кредитов.

Финансовые показатели госоператора ухудшаются уже третий год, но заявление о том, что одна из крупнейших отечественных компаний становится убыточной, прозвучало шокирующе. Что это — попытка руководства «Укртелекома» привлечь внимание к проблемам компании? Или, наоборот, отвлечь? Или это начало ее «разрыва»? Ясно одно: государственной политике в отношении «Укртелекома» предстоит серьезный экзамен. И в случае «неуда» госоператор имеет все шансы уйти в историю.

Проект финансового плана «Укртелекома» на 2007 год рассматривался 4 октября на встрече членов наблюдательного совета компании (новый состав, назначенный на собрании акционеров 26 апреля) и председателя ФГИУ Валентины Семенюк. Встрече, потому что статус мероприятия присутствовавшим на нем был неясен. Ведь в производстве Киевского районного суда Харькова все еще находится гражданское дело по иску гражданина Украины А.Сумлинного о признании решений общего собрания акционеров ОАО «Укртелеком» недействительными по причине того, что они не в полной мере учитывали интересы вышеозначенного гражданина, являющегося акционером компании. По этому иску еще 27 июля данный суд принял постановление, в числе прочего, запрещающее наблюдательному совету, состав которого был утвержден на собрании 26 апреля, выполнять какие-либо функции или полномочия.

В ходе встречи ряд членов НС обращали на это внимание, однако проект документа и сопроводительные материалы им все же были розданы. Как уже писало «ЗН» (№23 и 33 за 2006 год), вышеупомянутые судебные решения выгодны руководству компании, которое таким образом подстраховывает себя от увольнения новым наблюдательным советом (там у него всего три «своих человека» из десяти). Есть подозрения, что легитимизация нового состава НС может оказаться увязанной с его позицией по предложенному финансовому документу и по топ-менеджменту «Укртелекома».

Хроника пикирующего бомбардировщика

Запланированный на 2007 год валовый доход на 6% меньше запланированного на 2006-й (хотя, учитывая отставание от плана по результатам полугодия, может оказаться и больше фактического) и на 0,1% больше дохода за 2005-й. Прибыль сравнивать нет смысла — ее не будет.

Из 7,79 млрд. грн. на платежи в бюджет придется 1,38 млрд. грн. На административные расходы планируется потратить 349 млн. грн., а «затраты на сбыт» потянут на 581 млн. грн. Дивиденды за 2006 год планируется выплатить в размере 166,2 млн. грн. (на госдолю — 154 млн. грн., прощайте, мечта о ежегодном миллиарде в бюджет и легенда о курице, несущей золотые яйца).

Материальные затраты компании должны составить 959 млн. грн., что на 57% больше плана на текущий год (610 млн. грн.) и на 79% больше, чем было потрачено в 2005-м (533 млн. грн.). При этом, несмотря на подорожание энергоносителей, затраты на них должны снизиться до 152 млн. грн. (план на 2006-й — 274 млн. грн., факт-2005 — 219 млн. грн). Фонд оплаты труда по-прежнему планируется высоким: 1,78 млрд. грн. (2006-й — 1,77 млрд. грн., 2005-й — 1,58 млрд. грн.). Почти 11 млн. грн. планируется потратить на содержание 145 единиц автотранспорта. В целом операционные расходы компании должны составить 6,6 млрд. грн. (план на 2006-й — 7,86 млрд. грн., факт-2005 — 5,7 млрд. грн.)

На рекламу в 2007 году планируется потратить 160 млн. грн. — в десять с лишним раз больше, чем израсходовано в 2005-м, и почти вдвое больше, чем планируется в 2006-м. Из них на рекламу услуг мобильной связи третьего поколения — 100 млн. грн. Эта цифра все равно не сравнима с рекламными бюджетами «УМС» или «Киевстара», но превышает бюджеты фиксированных операторов.

Объем капитальных инвестиций по сравнению с 2005 и 2006 годами планируется снизить на 66% — до 1,97 млрд. грн. Руководство компании объясняет это тем, что существующее количество телефонных станций и телефонов вполне справляется с обработкой уменьшающихся объемов трафика.

Как уже отмечалось, в 2007 году «Укртелеком» планирует привлечь 1,025 млрд. грн. долгосрочных кредитов. В 2006-м, напомним, кредиты не привлекались. В 2005-м были привлечены 2,52 млрд. грн. (у «Кредит Свис Ферст Бостон Интернешнл» и «Дойче Банка», под шестимесячный LIBOR плюс 4,9%, без обеспечения). Всего кредиторская задолженность «Укртелекома» составляет 3,08 млрд. грн., включая 102 млн. грн. по кредитам, взятым в 1998 году под гарантии правительства у Укрэксимбанка на закупку Alcatel-овских АТС.

Возвратить заемщикам планируется 100 млн. грн. Еще 379 млн. пойдут на выплату процентов (в 2006 году — 220 млн. грн., в 2005-м — 50,6 млн.). Кредитные средства планируется потратить на мобильную связь (650 млн. грн.), пакетную сеть передачи данных (239 млн.), развитие первичной сети (82 млн. грн.) и т.д. В кредит, например, планируется развивать IP-телевидение: 5 млн. грн. потратить на ТВ-сервер и 80 млн. — на создание сети.

В общем, немного странная получается картина. Доходы остаются почти на прежнем уровне. Затраты тоже меняются мало, а по некоторым статьям даже сокращаются. То есть предпосылок к резкому снижению прибыльности компании нет, и итогом такого финансового плана вполне могла стать прибыль в те же 400 млн. грн. Но руководство «Укртелекома» решило пририсовать к этой цифре минус. Почему?

«Укртелеком» надувает губки

К проекту финансового плана «Укртелекома» прилагается подписанная председателем правления компании Георгием Дзеконом «Объяснительная записка», при чтении которой на глаза наворачиваются слезы непонятного происхождения. Это подлинный шедевр топ-менеджерского творчества: в тяжелом финансовом положении компании виноваты все вокруг, кроме самого менеджмента.

Никаких конкретных расчетов, обосновывающих столь внезапную убыточность «Укртелекома», в записке не содержится. Зато содержатся нотки ностальгии по былому монополизму.

Согласно записке, основной проблемой «Укртелекома» на сегодняшний день является «дерегулирование рынка, которое началось еще с конца 90-х годов», что «привело к утрате монополии компании на наиболее доходные сегменты рынка международной и междугородной связи». Кроме того, после отмены монополии «Укртелекома» на развитие первичной сети другие операторы начали строительство своих магистральных сетей и перестали арендовать их у госкомпании. Как говорится в записке, на сегодня операторами «проложены десятки тысяч километров оптоволоконного кабеля, возможности которого в несколько раз превышают потребности всего рынка телекоммуникаций». И ни слова о том, что операторы закапывали в землю десятки миллионов долларов не от хорошей жизни, а из-за неблагоприятных условий доступа на сети самого «Укртелекома». А развернулся этот процесс как раз в последние два-три года, когда у нынешнего менеджмента госоператора были все возможности сделать свои предложения действительно выгодными для операторов.

В записке говорится, что «Укртелеком» несет «обязательства по предоставлению общедоступных телекоммуникационных услуг». Убыточными являются услуги сельской связи, телеграфа и проводного вещания (последняя, правда, в перечень общедоступных услуг не входит, и неясно, почему «Укртелеком» не установит на нее выгодные для себя тарифы, если она ему так нужна). При этом не выполняется положение закона о компенсации убытков от предоставления таких услуг за счет Фонда универсальных услуг, так что убытки несет сам «Укртелеком».

О том, что «Укртелеком» не выполняет обязательства по телефонизации сельской местности, в результате чего количество телефонов на 100 жителей уже пять лет не может достичь 25 (в Европе — более 50), а 70% АТС в стране по-прежнему являются аналоговыми, в записке не указывается.

Далее «Укртелеком» ссылается на приказ Минсвязи №234, принятый в 1996 году, которым регулируется порядок взаиморасчетов между операторами и который не дает компании устанавливать выгодные для себя ставки на завершение трафика. Однако действие этого приказа уже приостановлено с принятием НКРС нового порядка взаиморасчетов, согласно которому «Укртелеком» будет получать 15—25 копеек за минуту входящего трафика. Хотя бы записку переписали…

Главной же причиной снижения финансовых показателей «Укртелекома» являются мобильные операторы, которые «не несут обязательств по предоставлению общедоступных услуг, не обременены затратами на содержание линейно-кабельного оборудования, избыточного персонала, не несут нагрузки по поддержке отечественного производителя». А тарифы их «не подлежат государственному регулированию».

Тут можно было бы отметить, что «национального производителя» поддерживают все негосударственные операторы фиксированной связи — по причине того, что АТС отечественной сборки по соотношению цена/качество лучше импортных. А базового оборудования для мобильных сетей отечественный производитель, к сожалению, не производит. Да и тарифы свои «Укртелеком» имеет все возможности регулировать: как путем их повышения (почти на 60% в текущем году), так и путем снижения (ему разрешено отступать на 40% вниз от предельных тарифов).

Далее в записке следует рассказ о том, что мобильный телефон сегодня гораздо удобнее и дешевле, что массовая реклама и быстрое распространение мобильных телефонов среди молодежи приводит к замыканию трафика внутри собственных сетей, вплоть до полного отказа абонентов от использования фиксированных телефонов. «В будущем эти пользователи, став взрослыми, продолжат пользоваться исключительно мобильной телефонной связью, и процент населения, который пользуется только мобильным телефоном, с каждым годом будет возрастать» — рисует апокалиптическую картину объяснительная записка.

Спасение рядового Дзекона

Пассаж о «мобильной катастрофе» плавно подводит членов НС компании и других читателей проекта финплана к мысли о том, что единственным спасением ситуации является срочное внедрение «Укртелекомом» мобильной связи стандарта UMTS. Цена вопроса, как уже говорилось, 125 млн. долл. Цель — лидерство среди операторов 3G к 2010 году.

За 2007 год планируется развернуть сеть в 16 крупных городах и набрать 600 тысяч абонентов. В 2007-м проект будет неприбыльным. Выход на прибыльность к 2008 году планируется из расчета ARPU (среднемесячной доходности абонента) для бизнес-пользователей 303 грн. (288 грн. — от голосовых услуг, 15 грн. — от передачи данных) и для частных пользователей 76 грн. (72 грн. — за «голос», 4 грн. — за данные).

Обе цифры заметно превышают средние значения для рынка мобильной связи. Обоснование прогноза, согласно которому абоненты будут платить больше оператору, чья зона покрытия неконкурентоспособна по сравнению с коллегами по рынку, в объяснительной записке не приводится. Как и обоснование того, почему в 3G-сети планируется столь низкий процент дохода от неголосовых услуг (зачем тогда вообще говорить о 3G?).

Не проясняет ситуацию и предложенная членам НС стопка бумаг, озаглавленная «Бизнес-план по развитию сетей сотовой связи третьего поколения (3G) на территории Украины». Бизнес-планом в понимании этого слова инвесторами ее назвать сложно из-за несоответствия требованиям к таким документам по объему расчетов и глубине анализа. Впрочем, документ не содержит официальных реквизитов компании, а потому может рассматриваться как неофициальный.

Среди конкурентных преимуществ «Укртелекома» называется «возможная временная эксклюзивность владения лицензией сотовой связи 3G и, как следствие, временные преимущества в развертывании сетей 3G перед другими операторами». Говорится там и о «разветвленной фиксированной инфраструктуре и возможности быстрого и адресного развертывания сети исходя из потребностей рынка», а также о «наличии высококвалифицированного персонала», однако и то и другое есть и у других мобильных операторов. Среди слабых сторон «Укртелекома» — отсутствие достаточного покрытия, однако этот вопрос предлагается решить с помощью национального роуминга с другими операторами.

Среди услуг предполагается также делать акцент на агрегированном контенте (телевидение, медиаресурсы), который будет поставляться параллельно в мобильном и фиксированном сегментах сети «Укртелекома». Предлагается уделять внимание молодежному подсегменту, ориентированному на медиаконтент. А также продвижению внутрисетевых услуг — дешевой голосовой связи между фиксированным и мобильным сегментами. От подобной конвергенции мобильной и фиксированной сетей должны получать преимущества бизнес-пользователи.

В общем, ничего революционного. По «развлекаловке» «Укртелекому» не догнать life:), «Джинс» и Djuice, особенно учитывая развертывание крупными операторами сетей EDGE, декларирующих ту же максимальную скорость передачи данных на мобильный терминал (384 кбит/с), что и UMTS, и предоставляющих возможность почти бесплатных внутрисетевых звонков. Бизнес-сегмент также раньше получит конвергентные услуги от тех же «УМС» и «Голден Телекома», уже заявивших о подобных планах.

О будущих мобильных тарифах «Укртелекома». На звонки внутри мобильной сети планируется устанавливать «равные или несколько меньшие, чем аналогичные у конкурентов» тарифы. На звонки с фиксированной сети «Укртелекома» на мобильную сеть компании планируется установить «существенно более низкие тарифы». На услуги, «специфические для сети третьего поколения и не имеющие аналогов в сетях GSM», планируется устанавливать тарифы «с высоким уровнем рентабельности».

Стандарт UMTS в бизнес-плане назван революционным, хотя ведущие мировые эксперты признают, что он не удовлетворяет современным требованиям по скоростям передачи данных, эффективности использования частотного ресурса и стоимости развертывания сети. Конкурирующий стандарт мобильной связи третьего поколения CDMA2000 1x EV-DO обеспечивает скорости передачи данных около 2 Мбит/с. Видеозвонки, ради которых, собственно, и создавалась мобильная связь третьего поколения, в UMTS-сетях поддерживаются на уровне качества не лучшем, чем в сетях EDGE, — в низком разрешении и с задержками. Кроме того, для сетей UMTS характерны отказы в обслуживании при загрузке канала более чем на 50%, «дыхание соты» и прочие технологические «глюки».

Это не говоря уж о стоимости развертывания сети. В описании стандарта содержится максимальное расстояние между терминалом и БС — 5 км. Это на ровной местности. В городах в диапазоне 2 ГГц и с существующей абонентской емкостью канала потребуются пикосотовые сети. Стоимость оборудования UMTS хоть и снижается в последнее время, но остается более высокой, чем для GSM. Что, спрашивается, «настроит» «Укртелеком» на 125 млн. долл.?

«Телесистемы Украины» со своим CDMA2000 1x EV-DO и сравнимым плановым объемом инвестиций имеют возможность развернуть на эти деньги гораздо более широкую зону покрытия. К тому же не факт, что существующая топография фиксированной сети «Укртелекома» полностью отвечает требованиям перспективного радиосегмента. То есть, что не придется перекладывать кабели, решая вопросы связи базовых станций с магистральной сетью.

Интересно, что в Европе нет ни одной сети собственно UMTS, кроме тестовых. Ситуацию с 3G спасает японская модификация этого стандарта — FOMA. Сети на ее базе развернуты в некоторых европейских мегаполисах и в общей сложности обслуживают около 5 млн. абонентов. Цифра же в 60 млн. абонентов сетей третьего поколения, которую называют апологеты стандарта, — результат учета абонентов EDGE как «первой ступени 3G». Пользователей сетей третьего поколения на основе стандарта CDMA2000 в мире десятки миллионов. Показательно?

И немного о политике

Итак, с учетом стремительно растущей конкуренции на всех рынках, на которые хочет выйти «Укртелеком», а также дороговизны развертывания радиосегмента сети, будущее 3G-проекта компании вызывает много вопросов. И вытащить с его помощью «Укртелеком» из запланированной на следующий год финансовой пропасти не представляется возможным. Деньги нужны сейчас, а мобильная связь — даже по «телекомовским» планам — начнет приносить прибыль только с 2009 года.

Зачем все-таки руководству компании заявлять о ее убыточности? Одну причину мы назвали: чтобы побыстрее «пробить» 3G-проект со всеми вытекающими из него финансовыми ресурсами. Напомним: при утверждении финансового плана компании на 2006 год у некоторых членов правительства вопросы возникали как раз по поводу необходимости развертывания мобильной связи «Укртелекома». Возможно, у нынешнего правительства вопросов будет меньше.

Убыточность компании по западным меркам не является чем-то экстраординарным. Есть большое количество убыточных компаний, акции которых прекрасно котируются на ведущих мировых биржах. Главное, чтобы был кэш-флоу. А у «Укртелекома» полтора миллиарда долларов доходов. Так что о его банкротстве речь не идет.

Зато можно поднять вопрос о том, что госоператор срочно нуждается в инвестициях. И, как следствие, о его скорейшей приватизации. Игра на понижение, несомненно, принесет плоды: убыточную компанию можно купить дешевле, чем прибыльную. Но купят: кэш-флоу все-таки немаленький.

Быть может, конечно, государство выберет третий способ решения проблемы — сменит, наконец, «убыточный» менеджмент «Укртелекома». И назначит новый. Желательно со внятной и обоснованной расчетами концепцией реформирования «Укртелекома» и приведением его к общему рыночному знаменателю. Однако, как показывает опыт последних лет, разрабатывать такую концепцию в стране некому. А потому надеяться на «третий способ» не стоит.

Семен СТЕПАНЧИКОВ

Зеркало Недели