Не все в порядке в Датском королевстве. ИнАУ скорее мертва, чем жива

Избрав в главный орган управления мощной отраслевой ассоциации людей, которые в рейтинговом голосовании набрали в среднем 2-3 голоса, влиятельная организация фактически совершила суицид.

Кота в мешке не утаишь. Новое правление Интернет Ассоциации Украины избрано с неочевидной легитимностью. Рейтинг голосования выглядит странно, чтобы не сказать — позорно. Процедура избрания, кроме огромного количества вопросов, рождает стеб. При всем уважении к ИнАУ. Тем не менее происшедшее на внеочередном съезде ИнАУ нуждается в неком осмыслении и оценках. Журналистов на съезде было как никогда много. Поэтому, изложим факты.

После очередного съезда 29 февраля, где было избрано Правление ассоциации, прошло полтора месяца. Внеочередной съезд был созван с технической, как озвучил глава правления Александр Ольшанский, целью – привести устав ассоциации к нормативному соответствию. Поскольку оказалось, что с 2003 года в устав не вносились изменения, принятые съездами, и соответственно они не были зафиксированы у государственного регистратора, и логично было легитимизировать устав, по которому ассоциация работала, начиная с 2003 года.

Однако, по настоянию ряда членов ассоциации в повестке дня съезда оказались два пункта: об увольнении правления и об избрании правления. Причин для форсмажорной процедуры указано не было. Общие фразы о нарушении легитимности выборов правления 29 февраля, бороздившие полтора месяца интернет, никакой конкретикой на внеочередном съезде не подтвердились.

За легитимизацию устава съезд не проголосовал, решив, что пока «и так сойдет», и «надо подумать». Но на увольнении правления тоже забуксовал — нужного количества голосов набрать не удалось. Хотя если бы удалось, то процедура скорее всего тоже не имела бы никакой законной силы. Тут следует обратить внимание на два нюанса. Согласно легитимному (по уверению председательствующего Валерия Пекара) уставу 2003 года, единственной процедурой переизбрания была процедура голосования за членов правления «по одному», что в конечном итоге достигло бы задекларированной в повестке дня цели — позволило бы «уволить» и заменить каждого из действующих челнов. Однако четыре раза этот вариант был отвергнут. Почему? На съезде настойчиво проводилась мысль об «увольнении» правления «оптом». Возникает закономерный вопрос, чем увольнение правления всего целиком предпочтительнее увольнения правления по одиночке, если задача заключалась просто переизбрать правление? Очевидно, это не было случайностью, и за этим стояла какая-то сложная игра. Похоже, что люди, которые договорились голосовать за отставку правления, хотели отставки разных людей в правлении, поэтому собрать все голоса вместе они могли, только голосуя за отставку всего правления в целом.

Однако ирония заключается в том, что и за «увольнение оптом» съезд не набрал голосов. На этом-то моменте собрание забуксовало, ибо были исчерпаны все легитимные способы реализовать пункт повестки дня «отозвать правление». И именно тогда кто-то из президиума предложил избрать новое правление при текущем действующем – что фактически представляет собой манипулятивную уловку из серии юридической казуистики. А именно: использовать пункт устава о том, что старое правление ассоциации автоматически прекращает свое действие после избрания нового. По сути своей этот пункт выписан для того, чтобы не допустить периода безвремения в промежутках очередного переизбрания правления, и обозначает наделение избранного правления полномочиями. Однако следует заострить внимание, что речь тут идет об очередном переизбрании правления, которое — согласно уставу — избирается на год. Но этот нюанс в уставе инициаторы переизбрания решили избирательно «не заметить». Но даже если учесть пункт о возможности досрочного отзыва правления в связи с какими-либо нарушениями, то обоснования для такого досрочного отзыва должны были быть строго мотивированы и публично озвучены. Этого не случилось.

Поэтому найденная процедура вызывает очень и очень сильные сомнения в своей фактической честности. И пахнет не совсем хорошо. В связи с чем большая часть «свергнутого» правления взяла самоотвод. И тут собрание забуксовало во второй раз. Съезд встал в тупик перед проблемой выдвинуть в правление «хоть кого-нибудь», остановившись на 6 самых заинтересованных претендентах. Нонсенс, но собрание в течение получаса оказалось не в состоянии выдвинуть в главный орган управления, который должен состоять из 10 человек, – эти самые 10 человек. Все сколько-нибудь значимые участники рынка при их выдвижении брали самоотвод. Абсурд ситуации усугубился до такой степени, что прозвучала нервная шутка: «А давайте по алфавиту». Это при том, что при обычной процедуре избрания правления список претендентов, как правило, доходит до 20 кандидатур. Должность члена правления почетная и ответственная. И конкурс между претендентами обычно не шуточный. И рейтинг отображает именно то, что он и должен отображать: доверие и авторитетность кандидата в орган, который управляет мощной отраслевой организацией. А что мы видим в происшедшем случае? При 10 кандидатах на 10 мест — нет ни конкурса, ни рейтинга, ибо проходит каждый, который и представляет сам себя, голосуя сам за себя. Что и продемонстрировала в итоге процедура голосования.

Итак, список членов свежевыбранного правления, а также степень авторитетности каждого из членов (количество проголосовавших) звучит так:

  • Сергей Бойко (ВОЛЯ) — 8 (председатель)
  • Татьяна Попова (Альфа Каунтер) — 9 (зам. председателя)
  • Михаил Комиссарук (Укрнет) — 2
  • Иван Петухов (Адамант) — 3
  • Эллина Шнурко-Табакова (ИСС) — 3
  • Александр Федиенко (ИМК) — 7
  • Сергей Одинец (АйТи Системс) — 4
  • Олег Ващенок (Телесистемы Украины) — 1
  • Андрей Нагорнюк (ВОКС) — 5
  • Александр Кульчицкий (Юнионком) — 3

Рейтингом — в полном значении этого слова — может выглядеть только оценка Татьяны Поповой и Сергея Бойко. Учитывая, что у многих делегатов съезда было по 2, 3, 4 и даже 5 доверенностей, рейтинг остальных членов правления скорее всего представляет собой не результаты реального голосования, а рейтинг количества доверенностей, находящихся в одних руках.

Что, кроме стыда может вызвать результат такого избрания, непонятно. Что ждет «уважаемую» организацию впереди? А впереди съезд 30 мая, на котором должны решаться важнейшие для украинского интернета вопросы относительно UA-IX. И как они будут решаться с учетом всего происходившего на внеочередном съезде — совершенно непонятно.