Покер онлайн: Звездный час азартных игр

economist2Интернет коренным образом изменил азартные игры. Теперь очередь политиков отреагировать и начать регулировать онлайн-игры.

Времена перемен никогда не были легкими, даже когда оглядываешься в прошлое. Сегодня, судя по событиям, развернувшимся вокруг казино Binion’s Horseshoe в Лас-Вегасе 23 мая 2003 года, можно говорить, что мир азартных игр претерпел кардинальные изменения. В этот день состоялся финал ежегодной серии соревнований по покеру — World Series of Poker (WSOP). В партии, предшествующей финальной игре, приняли участие последние девять из 839 участников чемпионата, которые играют за приз в $2,5 млн. Фил Айви, один из самых жестких и сильных игроков своего времени, против Криса Манимейкера, неизвестного 27-летнего бухгалтера из Нашвиля. Новичок разгромил игрока старой закалки, выиграв турнир. Фил Айви, ученик старой школы с каменным лицом, даже отказался пожать руку победителю.

Эта победа породила явление, известное как «Эффект Манимейкера», благодаря которому в свое время интерес к покеру возрос в разы. Оказалось, долгое сидение за компьютером и компьютерные игры могут стать своеобразным путем к богатству. Звезды покера, в отличие от их коллег из мира спорта, похожи больше на болельщиков, а не на игроков – просто у них больше шансов добиться успеха. В последующие годы после победы Манимейкера турниры выигрывали юрист-патентовед, агент Голливуда и 21-летний профессиональный игрок в покер.

Но не только профессиональный покер изменился за последние десятилетия. Перемены затронули все виды гемблинга (азартных игр) по всему миру. Причина проста: впервые в истории любой, кто имеет желание и доступ к интернету, может играть в азартные игры. Желание выигрывать просто преследовало человечество на протяжении всей его истории. При раскопках поселения бронзового века в юго-восточном Иране были найдены игральные кости, которым, если верить исследованиям, почти пять тысяч лет. Ислам запрещает азартные игры. Однако в Библии упоминается о том, что люди бросали жребий, чтобы предсказать исход какого-либо дела. Игра в карты на деньги часто становилась сюжетом картин.

Повсеместное распространение азартных игр и их притягательность вытекают как из желания навести порядок в фундаментальной хаотичности мира, так и из стремления получить быструю и легкую прибыль. Всегда приятнее возложить ответственность за неудачный исход игры на злых духов, а за успех благодарить фортуну, чем принять холодную правду слепой случайности.

Однако у азартных игр существует и темная сторона, с которой древние цивилизации были хорошо знакомы. Ригведа, собрание индуистских религиозных гимнов, которому больше трех тысяч лет, содержит раздел, называемый Гимн Игроков. В нем говорится: «Без всякой вины со стороны моей жены я развелся с ней и выгнал вон из-за проигранного пари. Моя теща ненавидит меня, моя жена отвергла меня. Не нашлось никого, кто бы проявил сострадание к проигравшему».

Слова древнего поэта говорят о том, что многие азартные игры так или иначе были связаны с магией. Шансы сорвать джек-пот в самой дорогой американской лотерее Mega Millions равны 1 к 176 миллионам. Лотерея EuroMillions, которая доступна в девяти европейских странах, дает больше шансов на выигрыш – 1 к 76 миллионам. Игроки в рулетку в среднем могут угадать число один раз из 36-37. Шанс выпадения Royal Flush в покере равен шансу быть убитым молнией.

Однако надежда умирает последней. В 2007 году почти половина населения США и более 60% британцев заключали пари. Сотни миллионов лотерей продаются по всему миру каждую неделю. Ежегодный оборот мирового рынка азартных игр составляет $335 млрд. В прошлом году доход Лас-Вегаса и Макау от азартных игр составил соответственно $10,4 млрд. и $14,7 млрд.

В случае Лас-Вегаса, его доход оказался ниже, чем в 2008 году. Однако в противовес этому доходы от азартных онлайн-игр продолжают расти. H2 Gambling Capital — консалтинговая компания, мониторящая мировой рынок азартных игр, оценивает доходы от онлайн-гемблинга в 2009 году почти в $26 млрд. Сегодня среди мировых центров азартных игр не только Вегас, Макау и Монако. В этот список также входят Олдерни, Гибралтар, Антигуа и Мальта, которые, благодаря удобной налоговой системе, стали настоящим раем для интернет-компаний.

Благодаря этим компаниям старые ограничения начали давать трещину. Запрет на онлайн-гемблинг со стороны правительств действует так же, как и запрет на любой другой онлайн-контент. Но этот запрет имеет множество брешей. Америка до сих пор сохраняет за собой статус крупнейшего мирового рынка азартных игр, доступных по интернету. И это — несмотря на принятие в 2006 году закона, налагающего ограничения для банков на осуществление транзакций для онлайн-игровых сайтов (Unlawful Internet Gaming Enforcement Act (UIGEA). После принятия этого документа некоторые сайты прекратили свои американские операции, в то время как другие предпочли нарушать закон. В любом случае, американцы продолжают играть в азартные игры в онлайне не меньше, чем в 2006 году.

Перемещение в виртуальную реальность угрожает уничтожить такие традиционные виды азартных игр, как ставки на скачках, но создает благоприятные условия для других видов гемблинга. Например, для игровых автоматов и лотерей. Так что интернет продолжает свое наступление. Последняя новинка в Лас-Вегасе — большой игровой центр City Center, открытый в декабре. Занимая 31 га и стоя почти $8,5 млрд., на сегодня он является крупнейшим частным строительным проектом в истории США. Тридцать три американских штата имеют на своей территории казино (многими из них управляют почти 200 американских семей). Их выручка превышает выручку всех казино, находящихся в 20 странах по всей Европе. Впрочем, Las Vegas Sands Corporation, владеющая казино Venetian в Лас-Вегасе и Макау, открыла в апреле игровой комплекс Marina Bay Sands в Сингапуре. Его исполнительный директор Шелдон Адельсон уверен, что Азия – идеальное место для игрового бизнеса и с легкостью «вместит» пять, а то и десять Лас-Вегасов.

За последние десять лет азартные игры изменились больше, чем за предыдущие семьдесят. Интернет заставил бизнес обратить внимание на новые возможности и существенно изменить политический, экономический, корпоративный и моральный бизнес-климат. И начало этому положила игра мистера Манимейкера.

(c) The Economist