Игорь Сиротенко, Укртелеком: Мы хотим еще раз изменить тарифы на услуги местной связи

Игорь Сиротенко на прошлой неделе сменил должность — он перешел с поста заместителя председателя правления по вопросам маркетинга и продажи услуг ОАО «Укртелеком» на пост директора филиала централизованных продаж услуг компании. После назначения он поделился с «k:» мнением об организации альтернативных проектов фиксированной связи, а также рассказал о некоторых интересных моментах, касающихся конкуренции на рынке.Как «Укртелеком» собирается конкурировать с мобильными операторами, такими, как МТС, которые собираются предоставлять услуги фиксированной телефонии со следующего года?
В Украине в целом 12 млн. номеров фиксированной связи. «Укртелекому» из них принадлежит 10,5 млн. И если кто-то хочет, чтобы его абонент мог разговаривать со всеми этими абонентами, а иначе смысла нет, то он должен поставить свою АТС и каким-то образом соединить ее с остальными АТС. Для того чтобы это состоялось, необходимы: технические решения, проект, согласование, контракт на поставку оборудования, монтаж, испытания и только после этого подключение. Теперь предположим, что в каком-нибудь здании появился клиент, который хочет, чтобы его подключили. Он приходит, например, к частному оператору и просит, чтобы его подключили. Возникает вопрос: когда это будет сделано? Так вот, исходя из вышеперечисленных составляющих, на это необходимо больше девяти месяцев. Это долго. Предположим, мобильный оператор все же убедил кого-то, и тот подключился. И тут что-то произошло, и телефон перестал работать. Оператор должен прийти к нам и сказать, что у них в канализации какие-то проблемы с кабелем — можно ли посмотреть.

Но мы не всегда можем помочь в тот же день; сегодня, например, уже поступила заявка от другого оператора.
Говорят, что вы действительно плохо пускаете частных операторов в канализацию?
Мы их очень хорошо пускаем. Мы сказали: если вы хотите проложить кабель в нашей канализации, то, пожалуйста, выполняйте требования трех документов — постановления Кабмина по проектированию, правил проектирования подземной телефонной канализации и правил ее эксплуатации. С другой стороны, мы говорим: вы хотите проложить кабель к своему клиенту? Какие проблемы? Это ваш клиент. Вы — оператор. Получили лицензию. Точно такую, как и мы. Постройте себе канализацию к своему клиенту, положите крышки сверху и прокладывайте там свой кабель.
Но ведь канализация «Укртелекома» является национальным ресурсом?
Почему вы думаете, что это национальный ресурс? Кто вас в этом убедил?
«Укртелеком» ведь является национальным оператором…
Да. Собственностью «Укртелекома» управляет государство. Но это не означает, что мы обязаны всем ее давать. И потом канализация же не безразмерная. Если ее ресурс закончился, нужно все раскопать и проложить новые трубы. Это то, чего больше всего не хотят делать операторы. Хотя на самом деле это стоит не так дорого. Но сделать это и получить все разрешения — столько мороки! Только разрешений необходимо примерно 20. На одно согласование нужна примерно неделя. А теперь возникает следующий вопрос.

Предположим, к нам приходит оператор и говорит: выдайте нам технические условия на прокладку кабеля ко всем домам Киева. В какой срок мы должны выдать? К этому добавим, что «Укртелеком» ведет сейчас порядка 700 договоров с частными операторами. Представьте, что каждый придет и попросит технические разрешения. Ну вот, например, к нам пришел «Голден Телеком», попросил разрешения на… очень много домов для программы Fiber-To-The-Building («Оптика в каждый дом»). Мы их выдали. И что вышло?
По моим данным, у них уже больше 23 тыс. абонентов.
Это они считают по всем, наверное. А те, которые по Fiber-To-The-Building?
Их отдельно не выделяют…
Ну вот, поэтому и не выделяют. Это примерно, как компания «Воля» говорит, сколько у нее клиентов широкополосного доступа: первый квартал 2008 года — 200 тыс., второй квартал — долго не было данных… 210 тыс. Хорошо. Третий квартал — данных не было вообще. Потом написали опять 210 тыс. Скорее всего, прирост новых клиентов просто компенсирует уход старых.
Была ли какая-то реакция операторов на ваши письма о повышении ставки доступа к сети «Укртелеком» со следующего года в два раза, с 25 до 50 коп.?
Пока не было. Их мнение мы еще не слышали.
Должны ли вы согласовывать повышение с НКРС?
Нет. Этот рынок (интерконнекта) отрегулирован для тех операторов, которые имеют монопольное положение на рынке. Мы такого не имеем. А раньше были монополистом. В этом разница.
Ожидаете ли вы увеличения дохода от интерконнекта в следующем году?
В общих доходах «Укртелекома» — это небольшая часть. Но принципиально важно другое. Благодаря разности ставок мобильные операторы имеют возможность направлять часть доходов, получаемых от интерконнекта, на создание дополнительных бонусов для своих клиентов. По сути, получается за наш счет. Весь мир абсолютно цивилизованно идет по пути симметричности ставок. Тогда ни у кого не возникает вопросов по условиям для перелива трафика. В нашем случае получается, что наши абоненты звонят вдвое больше по количеству минут на абонентов мобильных операторов. Это факт. Ведь обычно мобильный абонент привыкает разговаривать достаточно коротко. Средняя продолжительность его разговора — 1 мин. 10 сек. А абоненты фиксированной связи привыкли разговаривать долго. Среднее время сейчас 3 мин., а раньше было 4 мин. Показатель снизился за счет того, что улучшилось качество сети. Абоненту уже не нужно много раз переспрашивать. Эта поведенческая модель перенесена и на разговоры абонентов фиксированной связи с клиентами мобильных операторов.
Если вы поднимете ставки на доступ в сеть, то хуже всего придется самому маленькому мобильному оператору — «Украинским Радиосистемам» (TM Beeline).
Я так не думаю. У нас с ним партнерский договор по роумингу с Utel. Наши абоненты у него в роуминге. И приносят ему дополнительный доход.
Но их же немного…
Я бы так не сказал. На сегодняшний день у нас 136,8 тыс. клиентов Utel (3G).
Как вы считаете, экономический спад негативно повлияет на подключение украинцев к новым дополнительным услугам связи?
Принципиально важно то, что у нас есть готовая абонентская база фиксированной связи — 10,5 млн. клиентов. И есть только 460 тыс. клиентов «ОГО» (широкополосного доступа в Интернет). Каждую неделю подключаются примерно 9–10 тыс. новых. И что мы видим: по сути, теперь новые клиенты начинают замещать телекоммуникационными услугами другие свои действия. Например, какой-нибудь босс вместо того, чтобы послать сотрудника в командировку в Киев из Днепропетровска, говорит: «Нет, не поедешь. Не будешь тратить 300 грн. на билеты, 500 грн. на гостиницу, 80 грн. суточных и 100 грн. на ресторан. Садишься вместо этого на телефон и целый час можешь разговаривать за 36 грн.». Разница очевидна, да? К тому же, если мы говорим, что в Украине есть 18 млн. домохозяйств. У нас сегодня 0,46 млн. клиентов «ОГО». Понятно, что это мизерная часть потенциального рынка.
Что планирует делать компания для минимизации потерь в условиях кризиса в следующем году?
Ну, у нас на самом деле возможностей не так много. Надо довести до конца то, что было начато раньше. Например, это касается тарифов на услуги местной связи. Они все еще остаются ниже себестоимости. Их неоднократно меняли, но они все равно не доходят до необходимого значения. Мы хотим еще раз их изменить. Сейчас регулятор это рассматривает. Второй вариант — увеличение ставки интерконнекта с мобильными операторами.
А продолжится ли строительство сети третьего поколения связи Utel?
Конечно.
Такими же темпами, как и планировалось?
Сегодня мы подсчитали, что та емкость сети, которая построена, более чем достаточна для обслуживания существующих абонентов и тех, которые появятся в обозримом будущем. Другое дело, что мы начинаем обнаруживать места концентрации абонентов. Значит, в этих местах нужно добавить базовые станции.
То есть будете развивать сеть уже не экстенсивным путем, а интенсивным?
Да.
Получается, что в непокрытые города уже не будете дальше идти?
Нет, мы будем идти дальше в районные центры.
А по скоростному интернет-доступу какие планы?
В следующем году в планах подключить не меньше чем 0,5 млн. новых портов.
А есть уже утвержденный финансовый план на следующий год?
То, что он просчитан, — это факт. Подробностей пока нет. Финплан еще нужно утвердить. Но это уже от нас не зависит.

(с) СТАНИСЛАВ ЮРАСОВ, Комментарии