Российские дистрибьюторы не готовы дублировать фильмы на украинский

Решение Конституционного суда Украины о необходимости дублировать на украинский язык все фильмы, выходящие в прокат, может негативно отразиться на низкобюджетных российских картинах.

Участники рынка отмечают, что российские дистрибьюторы откажутся от дополнительных затрат на субтитры или дубляж и ограничатся прокатом своих фильмов в России, лишившись тех 5—10% сборов, которые приносил им украинский рынок.

24 декабря 2007 года Конституционный суд Украи­ны вынес решение, согласно которому иностранные фильмы не могут распространяться и демонстрироваться на Украине, если не дублированы, не озвучены или не сопровождаются субтитрами на государственном, то есть украинском, языке. Решение Конституционного суда основано на статье 14 закона «О кинематографии», принятом еще в 1998 году. Последними российскими фильмами, которые шли на Украине без дубляжа и субтитров, стали «Ирония судьбы. Продолжение», собравшая там, по данным журнала «Кинобизнес сегодня» на 20 января 2008 года, 4 млн долл., и «Илья Муромец и Соловей-Разбойник» с 750 тыс. долл.

По словам гендиректора компании «Гемини» (Украина) Андрея Дяченко, на украинский рынок российские картины со средним бюджетом выходят 40—50 копиями, а фильмы с большим бюджетом — более 80. При этом украинские кинотеатры приносят российским продюсерам 8—10% от российских сборов, а украинский бокс-офис фильмов мейджоров может достигать и 15% от российского. «Большая часть мейджоров и так дублирует фильмы на украинский. Решение суда может отразиться на российских фильмах с низким и средним экономическим потенциалом, для которых дополнительные расходы на субтитры, то есть 1200—1500 долл. на копию, нецелесообразны», — говорит г-н Дяченко. Директор студии СТВ и учредитель кинопрокатной компании «Наше кино» Сергей Сельянов добавляет, что создание субтитров удваивает стоимость копии, а производство дубляжа при небольшом количестве копий получается еще дороже, кроме того, увеличиваются риски: «Для дубляжа и субтитров мы должны выслать копию заранее, а это

дополнительный риск появления пиратских DVD». С ним соглашается гендиректор компании «Невафильм» Олег Березин: «Украинский рынок для российских фильмов не настолько большой, чтобы можно было себе позволить печатать отдельные копии. Дешевле просто не выпускать фильм на Украине, хотя, естественно, 5—10% сборов лишними не будут». Директор по прокату Universal Pictures International Вадим Иванов считает, что решение суда может отразиться на бокс-офисе Украины, который в 2007 году, по оценке участников рынка, составил 55 млн долл. «Любое ужесточение правил игры ведет к снижению кассовых показателей. Искусственное ограничение, вводимое для аудитории, принесет негативные последствие, какие — покажет время», — говорит он. Г-н Сельянов считает, что фильмы, продублированные на украинский язык, будут пользоваться меньшим спросом: «5—10% от общих сборов потерять не так страшно, но в дальнейшем мы рискуем вообще остаться без этого рынка, который развивается очень быстро», — говорит он. Президент «СТС Медиа» Александр Роднянский считает, что из-за решения суда сократится как количество россий­ских фильмов, прокатываемых на Украине, так и количество копий тех фильмов, которые все-таки попадут в прокат. «Это отразится на расходах российских дистрибьюторов, которым будет проще сразу выпускать DVD, продажи которых должны будут увеличиться. Кроме того, уже есть легальные интернет-порталы, на которых можно посмотреть фильм на русском языке», — говорит г-н Роднянский.

Андрей Дяченко из «Гемини» (Украина) отмечает, что сейчас российские фильмы идут в украинских кинотеатрах с субтитрами. «Первым российским фильмом, вышедшим в прокат после решения суда, стал «Самый лучший фильм», однако наличие субтитров не помешало ему собрать на Украине чуть более 1 млн долл. за первые же четыре дня проката», — говорит г-н Дяченко. Г-н Березин считает, что российские дистрибьюторы могут отказаться дублировать фильмы и по психологическим соображениям: «Сложно себе представить, например, дублированный фильм «12». Украинский зритель привык к тому, что Джонни Депп может говорить разными голосами на украинском и русском языках, но представить, что по-украински заговорит Михалков, сложно».

rbcdaily.ru

-->